Культпоходы

Сладостный хмель Вертинского


Концерт, посвященный творчеству Александра Вертинского, «То, что я должен сказать», прозвучал в Мурманске несколько раз, начиная с декабря минувшего года, когда многие филармонии, в том числе и Мурманская областная, откликнулись на 125-летие маэстро. После юбилея песни Вертинского в исполнении Екатерины Ефремовой продолжают волновать мурманских слушателей.

Екатерина Ефремова исполняет песни Вертинского

Екатерина Ефремова исполняет песни Александра Вертинского

22 января концерт «То, что я должен сказать» состоялся в рамках абонемента Мурманского областного художественного музея «Январские музыкальные вечера», в нем участвовали артисты областной филармонии. Напомним, что филармония закрыта на реконструкцию до 2016 года, поэтому ее артисты теперь чаще выступают на разных площадках города. Задействован и уютный зал областной детско-юношеской библиотеки, где также недавно был спет Вертинский. К слову, акустика здесь довольно приятная, чего не сказать о выставочном зале художественного музея. Но, тем не менее, эти небольшие площадки умеют создавать особую атмосферу, где уместно вести задушевный разговор – музыкой или словом.

Концерт То, что я должен сказать

С такой камерной обстановкой прекрасно сочетается и интимная лирика Александра Вертинского, и любительское сопрано Екатерины Ефремовой, чье творчество представлено в самых разных проектах. Один из них – ансамбль «Легкие люди», где с ней играют Евгений Попов (скрипка) и Петр Макаров (фортепиано). В программе по Вертинскому сыгранное трио расширилось до квинтета при участии Екатерины Охраминской (виолончель) и Владимира Переверзева (контрабас).

Концерт в областном художественном музее

Костюмы музыкантов создавали образ ресторана-кабаре: белые рубашки и черные жилеты, развязанный галстук-бабочка у контрабасиста (не небрежность, а тонкая художественная деталь), кокетливая черная вуалетка виолончелистки. И, конечно, гвоздь программы – дирижерский черный фрак на солистке. В этом костюме ей предстояло сыграть роль самого шансонье, а не просто исполнить его песни.

Концерт по песням Александра Вертинского

Театральность вообще свойственна творчеству Вертинского, каждая его песня наполнена богатым интонационным словарем и образами, из которых складывается целый спектакль – чарующий, изысканный, приправленный драматизмом и тонкой иронией. Манерный тон его песен трудно воспринимать всерьез, как нежные мужские запястья. Современные исполнители примеряют маску томного и покорного Пьеро с юмором и некоторым гротеском, понимая ее вычурную искусственную природу. Например, актер Олег Меньшиков весело передергивает интонации, исполняя «Танго магнолия». Рок-музыкант Александр Ф. Скляр смешит пролетарской хамоватой интонацией, когда поет «Мадам, уже падают листья». Борис Гребенщиков предстает хиппующим расслабленным дон-жуаном в композиции «Без женщин». Певица Елена Камбурова завораживает актерским вихрем в своей интерпретации «Желтого ангела».

Концерт То, что я должен сказать Екатерина Ефремова

Пожалуй, кавер-версии Екатерины Ефремовой близки к творчеству Камбуровой. Особенно это заметно в таких композициях, как «Бал Господень» и «Желтый ангел», в них слышны камбуровские «цитаты», на них с восторгом откликалась публика. Мурманская исполнительница не старалась окутать аудиторию флёром меланхолии, использовала более яркие и броские краски из своей палитры лицедейства. Наверное, это и помогает звучать свежо песням, написанным почти сто лет назад. Хочется только услышать от такого прекрасного состава музыкантов больше оригинальных аранжировок.

Январские музыкальные вечера

Фраза «То, что я должен сказать» как название для концерта непростая, обращенная к публике сложным контекстом, исповедальной интонацией. Программа составлена из песен, в которых стихи и музыку написал сам Александр Николаевич. Это не только «горестные заметы» его сердца. В них можно проследить приметы времени начала XX века. Например, в композиции двадцатых годов «Злые духи» упоминается некий флакончик, из которого лирический герой вдыхает «сладостный хмель». Речь идет о знаменитом женском парфюме «Шанель №5», их премьера состоялась в 1921 году. Дореволюционные песни «Ваши пальцы пахнут ладаном» и «Маленький креольчик» посвящены актрисе немого кино Вере Холодной, которую открыл Вертинский: он первый увидел в ней роковую красавицу и королеву киноэкрана. Любимый многими исполнителями антивоенный романс «То, что я должен сказать» рассказывает о юнкерах, погибших в Москве во время Октябрьского вооруженного восстания 1917 года, в ней впервые звучат слова о «бездарной стране». Образ эмиграции мелькает в «Сумасшедшем шарманщике», песне из тридцатых годов, когда в России набирал силу сталинский террор. О нем напоминает другое произведение этого концерта: яркий и светлый вальс №2 из «Джазовой сюиты» (1938) Дмитрия Шостаковича. На Западе его знают по фильму Стенли Кубрика «Широко закрытые глаза» и называют «Русским вальсом», но в России он совсем неизвестен, по мнению историка Валерия Лебедева. В статье он делится догадкой: сам Шостакович не хотел популярности для своего вальса, потому что написал его по мотивам трех известных вальсов, чужим музыкальным языком и не своим композиторским голосом, для того, чтобы сойти «за своего». Лауреат пяти сталинских премий Дмитрий Шостакович жутко боялся расправы…

Музыка и песни далекого времени продолжают жить и обретать новые контексты. Сегодня творчество Александра Вертинского связывает уже несколько поколений исполнителей. Потому что поэтическим голосом маэстро всегда есть, что сказать о жизни, о нас, о непростой жизни человеческой души.

Вот в субботу куплю собаку,
Буду петь по ночам псалом,
Закажу себе туфли к фраку…
Ничего. Как-нибудь проживем.

Текст — Ольга Феофанова
Фото — Лиана Мхитарян

Реклама